РЯЗАНСКАЯ ОБЛАСТНАЯ УНИВЕРСАЛЬНАЯ НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА ИМЕНИ ГОРЬКОГО
Молодёжная администрация города рязани
студия fotokino.pro

проект Алексея Пятшева
Неизвестная война
в обычных предметах

Посвящается всем выстоявшим в той страшной войне...


↓ Для просмотра листайте вниз
Война — страшная вещь. Нам, современному поколению, уже не понять, что значит выжить в Великой Отечественной войне. Как это, вслушиваться в каждое слово чёрного круга радио на стене, вчитываться в каждую букву писем из дома и безгранично отдавать себя своему отечеству...

Этот рассказ о семи обычных предметах. Каждый предмет расскажет историю человека, пережившего эту войну.

1

Валентин Яковлевич Ваганов

Ложка

О том, как ложка жизнь спасла...
Моим оружием был пулемёт «Максим», как у Анки-пулемётчицы из «Чапаева». Мы быстро наступали к Днепру и неожиданно наткнулись на немцев. Никто не ожидал друг друга здесь встретить. Но они вооружены, а я... У нас к тому времени появились лошади. В повозку я и положил свой тяжёлый пулемёт. А лошадь далеко позади. Что делать? В руках два ящика с патронами. Фрицы по мне огонь открыли. Я быстро на землю, ящики перед собой положил — да низкие они, толку маловато. Тут-то и пригодилась ложка, которая у каждого солдата в сапоге у голенища. Не знаю как, но вмиг ей небольшую ямку выкопал и голову туда. Скоро и наши подошли.

Вечером, после боя, кашу выдали. Моя ложка совсем форму потеряла, смотрю рядом боец закутавшись сидит. Я его толкнул — «Дай ложку», а он упал ничком. Оказывается, это убитый немец был. В такой кутерьме всё перемешалось...

2

Екатерина Васильевна Ваганова

Консервы

Пленные дети были отважнее, чем дивизия немецких солдат
Мне было одиннадцать лет. Семья не успела эвакуироваться, фронт унесся далеко на восток. Всю нашу деревню собрали и погнали на запад. Впереди машина, по бокам фашисты с автоматами. Нас было трое: я, старший брат и младшая сестра. Шли уже трое суток. Я и сестрёнка в валенках, всё время по жиже, сильно истёрли ноги. Брат сначала нёс одну, потом возвращался за другой. Но наша скорость была все медленнее. С отстающими был разговор короткий. Брат, всё понимал... уставший, голодный он бегал от одной маленькой сестрёнки хватал и подносил к колонне. В очередной раз он поднёс меня и уже побежал за другой, как раздался выстрел. Отставшую 4-летнюю сестрёнку застрелили. Особенно тогда лютовали финны....

Потом было окружение под Демянском. Немцы попали в большой котёл. Они голодали, нам же есть совсем было нечего. Авиацией им сбрасывали продукты, а советские истребители и зенитки сбивали эти транспортные самолёты. К горящему самолёту немцы не подходили — боялись взрыва. Если выждать, то вся еда сгорит. Вот мы, маленькие, и бегали к таким самолётам. Кто буханку вынесет, кто консервы. Немцы сторожили в сторонке, догоняли и отнимали. А если не могли догнать — стреляли. Брат как-то изловчился и принёс банку тушенки. Это была самая вкусная еда, что я ела за всю войну...

3

Сергей Архипович кутузов

Карандаш

Всю войну боялся не бомб и снарядов, а этого простого предмета
«Мой отец, „враг народа", первый вступил в колхоз, создал электрическую мельницу. А в 1937 году его забрали. Без объяснения причин. Я стал „сыном врага народа". Грянула война, и нас, „будущих врагов", даже не призывали в армию. Отправили на трудовой фронт. Лишь в 42 году попал я в связисты в прорывной корпус. Где было наступление, были мы, где передний край, налаживали связь. Самые опасные задания поручали мне. Нас 4 человека, а на передовую всегда – меня. Представляли к наградам, но каждый раз из списка награждаемых мою фамилию аккуратно карандашиком вычеркивали сотрудники СМЕРШа. Как дамоклов меч висела надо мной формулировка „сын врага народа". И чем ближе к Победе, тем сильнее я это ощущал. Многих таких, как я отправляли в штрафбат или расстреливали, за любую пустяковую провинность...

Перед очередным прорывом к нам в землянку нагрянул майор СМЕРШа. Ясно, по чью душу он пришёл. От волнения у меня пульс в ушах стучит, как взрывы снарядов... Начал с тонких вопросов: как служится, как питание… То с одной стороны заходил, то с другой. Да всё записи карандашиком в планшете делал. Переночевал у нас, на утро ушёл....

Говорят, спас меня наш генерал. Фамилия у меня запоминающаяся. Как установлю связь, докладываю:
— Связь со штабом налажена, докладывает рядовой Кутузов.
— Откуда же ты Кутузов, не родня ли?
— Рязанский Кутузов, товарищ генерал. Деда только помню, а дальше какая там родня...

Отца оправдали уже после войны, только тогда карандаш для меня стал обычным пишущим предметом»

4

Иван Петрович неизвестный

Шоколад

Только по шоколадке понял, что не расстреляют, а освободят!
Мы жили некоторое время в оккупации. Мне и десяти лет не было, как нас погрузили в вагон и погнали в Германию. Нас возили из одного лагеря для пленных в другой, пока я не попал к итальянской границе. Есть было совсем нечего, физические работы. В 1945 году мы уже знали по грому орудий, что фронт близко, и с нами постараются расправиться. Отвели на кладбище. Приказали повернуться спиной и стоять. Пять минут ничего не происходит, десять минут — тишина. Оборачиваемся, нет никого. Разбежались по кладбищу, попрятались у могильных плит.

На следующий день пошли на восток в направлении Родины. Нашли развалины дома и спрятались в подвале. Слышим, сверху подъехали мотоциклы и кто-то кричит по-немецки, чтобы мы вылезали. Всё, думаю, сейчас расстреляют. Выходим, стоят танки, люди с оружием. Лопочут на своём языке. Один офицер подошёл и дал мне сверкающую плитку шоколада. Я ведь до той поры шоколад ни разу не пробовал и не видывал, сахар считал за счастье. Только по отношению я понял, что не немцы это, а союзные войска.

Свобода, а я как дурак, плачу с шоколадкой в руках, готовый к расстрелу...

5

Левитова Лидия Ивановна

Письмо

Одна история на миллионы семей
Отец был столяром на деревообделочном (ныне приборном) заводе, выпускавшем деревянные изделия для самолётов. Всем рабочим полагалась «бронь». Завод начали эвакуировать за Урал. Семейство нужно было забирать с собой в неизвестность. Тогда отец отказался от «брони» и пошёл на войну.

— Здравствуй, дорогая моя супруга, Екатерина Гавриловна, — так начинались письма простого рабочего. Последнее письмо пришло в марте 1942 года: — Завтра мы вступаем в бой у города... (название было зачёркнуто цензурой).

Больше писем не было... вместо них пришла повестка — пропал без вести.

Не помню, чтобы я голодала. Но ни разу не видела, чтобы мама ела. Больше всего мы ждали почтальона. Как только он приходил, все дети двора бегали за ним и дергали за рукав, чтобы он вытянул из сумки заветный, сложенный треугольничком, лист бумаги.

В День Победы шум во дворе был необыкновенный. И дети, и взрослые обнимались, целовались, радовались. Слёз было нескончаемо...

После войны мы много-много лет ждали. Каждый раз, когда в нашу коммунальную квартиру раздавались звонки, мы все мчались к этой двери. Мы ждали отца и ждали почтальона...

6

Николай матвеевич струков

Лепешки

Как вместо трибунала благодарность получил...
«После госпиталя меня отправили в училище в Тамбов. Иногда дежурили по городу. Дали поручение конвоировать капитана за нарушение дисциплины в комендатуру. Только отошли, он взмолился: „Сержант, отпусти, я с госпиталя, через час поезд на фронт. С матерью два года не виделся, может, и не свидимся больше…".

Как он на меня так подействовал, не знаю. Пожалел его и отпустил. Отпустил и думаю, теперь мне гауптвахта светит. Полковник в комендатуре аж весь красный стал, как узнал о моём поступке. — „Ищи где хочешь..."

Вместо поисков пошёл на базар, набил полные карманы лепёшек, мысленно смирился с арестом. К обещанному времени капитан, конечно, не явился.

Ждал, вечером в училище арестуют. Нет — тишина. Утром тоже никто не объявился. А я ночи не сплю, знаю, накажут, куда они денутся. Никому не рассказываю о случившемся. На четвертые день приказ — училищу построиться на плацу.

„Приказ по Тамбовскому гарнизону полковника N. За образцовое проведение дежурства, за правильно принятое решение старшему сержанту Струкову объявить благодарность".

У меня даже от неожиданности дыхание перехватило. Сослуживцы и начальство понять ничего не могут. — „Что ты в этом дежурстве сделал такого? ". Я сам так и не узнал, почему полковник свое недовольство на милость сменил. Возможно, капитан подвиг совершил, а если бы я выполнил поручение, сдали бы его в штрафбат.

После этого только я достал засохшие лепёшки и раздал удивлённым товарищам...».


7

инюцын владимир андреевич

Пластинка

Война. Девушка. Патефон
В апреле 1945 года шли сложные бои за Вену. К тринадцатому числу они завершились взятием города. Нам дали два часа отдохнуть. Один из солдатов достал откуда-то патефон, и над разрушенным городом полилась хриплая музыка. Внезапно из подвала выбежали русские девушки, угнанные фашистами на работы. Одна весело подбежала ко мне и предложила станцевать. А я что, мне уже 19 лет, не целованный, не в курсе, чего это она танцевать предлагает. Я отказываться: „Не умею танцевать". Она настойчивая, уговорила. И мы под вальс Штрауса закружились вместе с другими парами прямо на битом кирпиче. Плясали весело и непринуждённо несколько танцев. А к вечеру снова были бои...

Сейчас, когда приходит годовщина Победы и включают „Майский вальс", я как будто снова танцую на разрушенной площади столицы Австрии и неуклюже, в сапогах, наступаю на ноги русской девушке, только что освобождённой из плена...

Помнит Вена, помнят Альпы и Дунай,
Тот цветущий и поющий яркий май.
Вихри венцев в русском вальсе сквозь года
Помнит сердце, не забудет никогда...

Заметки на полях

Все герои проживают в Рязанской области. Они полны энергии и жизни. Владимир Андреевич в свои 90 лет работает в музее ВДВ, Николай Кузьмич растит огород, держит улья и самостоятельно переносит мешки по 50 кг, Лидия Ивановна работает в совете ветеранов и борется за права детей войны...

Я рассказал лишь малую толику об их героической жизни. Надеюсь, этот проект позволит нам не забыть то страшное время и сделает нас немножко добрее!

На этом проект не завершается. Уже записаны новые потрясающие истории. Информация о проекте публикуется в группе вконтакте.

Замечания и предложения пишите, пожалуйста, сюда.

автор идеи, текста и фотографий

Поделитесь с друзьями